Сезон чудес: Европа может остаться без урожая.Мигранты оказались ключевым фактором агросистемы ЕС

Волна закрытия границ на карантин моментально решила проблему беженцев. Вздохнули облегченно и правые, боровшиеся против «размывания наций», и левые, проводившие политику широко открытых дверей, принимая всё, что движется через Средиземное море.

Причем правые вздохнули с некоторым расстройством, поскольку опустившийся перед беженцами шлагбаум обнулил один из их козырей, с которыми они уже привыкли ходить на выборы. Левые вздохнули с облегчением и скрытой радостью: отказаться от проводимой ими миграционной политики по своей воле означало бы удар по имиджу и престижу. А тут — не было бы счастья, да несчастье помогло.

Другая сторона медали

Однако вскоре выяснилось, что у этой медали есть и оборотная сторона. Не секрет, что последние пару десятилетий всю черновую работу в аграрном секторе большинства стран-старожилов Евросоюза переложили на плечи гастарбайтеров. Закрытие границ отсекло эту рабочую силу — не только тех, кто претендовал на статус беженца, но и просто сезонных работяг, считавшихся уже своими (болгары, румыны, поляки) или почти своими (украинцы, марокканцы).

Первыми дискомфорт почувствовали мелкие сельхозпроизводители Ломбардии и Венето — двух итальянских регионов, в наибольшей степени пострадавших от пандемии. В марте, в разгар сезона клубники, местные фермеры вдруг обнаружили, что 4 тыс. поденщиков, на которых они привычно рассчитывали, не приедут.

«Пока пострадали производители клубники в Северной Италии. Но если изоляционные меры не снимут и границы не откроют, проблемы будут у всех», — считает фермер с 40-летним стажем Франческа Надалини. Каждый год на ее плантациях работают 30–40 сезонных рабочих, главным образом из Молдавии. Но как они смогут приехать этой весной, Франческа не представляет. Ситуация грозит ей потерей миллиона евро дохода.

В аграрной сфере Италии трудится примерно миллион человек, свидетельствует исследовательская ассоциация Eurac Research. Около 350 000 из них — иностранцы, как из стран ЕС, так и не входящих в Сообщество. Наиболее многочисленна румынская диаспора — 110 000 человек. Марокканцев — 35 000, индийцев — 34 000, албанцев — 32 000, сенегальцев — 14 000, поляков и тунисцев — по 13 000. Не все они живут в Италии постоянно, многие приезжают из стран происхождения только на сезон, а после возвращаются обратно.

Министр сельского хозяйства Италии Тереза Белланова проблему иностранных рабочих рук намерена решить конкретно и просто — объявила, что встретится с румынским послом в Италии и попросит помощи «живой силой». Она готова не только «пробить окно» в карантине специально для румынских сборщиков урожая, но даже и наладить функционирование авиамоста между Бухарестом и Римом, которым бы рабсила из Румынии поставлялась бы без помех в Италию.

Сложно сказать, удастся ли Белланове реализовать свою задумку. Поговорить с послом — не проблема, а вот поедут ли румыны в Италию после всего того, что в европейской прессе было написано про катастрофическую ситуацию с COVID-2019 на Апеннинах?

«Страх заразиться сильнее желания заработать, — сказал на недавней встрече с журналистами замминистра сельского хозяйства Италии Джузеппе Л’Аббате. — Мы должны организовать медицинский контроль на высшем уровне для сезонных рабочих, тогда они к нам поедут».

Ситуация дополнительно осложняется тем, что добрая половина сезонных рабочих из числа некоренных жителей Италии работает на полях без легального оформления. Наниматель экономит на налогах и выплатах социалки, а нанимаемые думают, что так им больше заплатят.

«Таких тысячи. И их тоже можно считать потерянными для итальянских полей, потому что полиция усиливает контроль и в этой сфере», — говорит сотрудник исследовательского центра Eurispres Марко Омиццоло.

Европейский дефицит

Италия не одинока — проблема нехватки рук сегодня стоит перед всеми фермерами Южной, Западной и Центральной Европы. В конце марта Германия также закрыла границы. В результате немецкие аграрии рискуют остаться без сборщиков урожая спаржи — из года в год этим занимались десятки тысяч приезжающих на заработки поляков, румын и болгар. Сейчас ведутся переговоры с Румынией о допуске на апрель-май около 80 000 на период сбора урожая сезонных овощей.

И Румыния уже вроде бы согласилась: все-таки Германия — одна из стран, наиболее эффективно противостоящих пандемии, с хорошей статистикой. «Большинство немцев не привыкли часами работать на полях. Они жалуются на боли в спине. Румыны и поляки крепче, да и работают они без выходных и праздников», — цитирует Bild немецкого фермера Йорга Хойера.

Как только информация о достигнутой договоренности просочилась в прессу, возник скандал: некоторые правозащитники заявили, что решение хорошо для сельского хозяйства, но плохо для здравоохранения — кто знает, в какие контакты и с кем вступали иностранные сезонники у себя дома, не привезут ли они новую заразу в Германию?

Европейцы на поле?

Великобритания тоже пошла «германским путем»: страна уже начала принимать первые чартерные рейсы с пассажирами-сезонниками из Восточной Европы. К этому решению британцев вынудила закончившаяся громким провалом попытка набрать сколько-нибудь значимое количество сборщиков урожая из коренных островитян. Рекрутинговое агентство Concordia получило чуть более 1000 заявок от подданных Ее Величества. Однако 900 из них отказались выходить в поле после первого же рабочего дня, информирует The Guardian. В целом по стране «охотникам за рабочими руками» удалось собрать 36 000 заявлений на занятие должности «сборщик урожая». После физической пробы на второй рабочий день вышли только 6 000 «колхозников».

Похожие проблемы испытывает Испания, привыкшая собирать клубнику руками марокканцев (благо до Уэльвы, главного поставщика Европы, североафриканцам только Гибралтар пересечь). При этом в Андалусии (провинция Уэльва входит в эту автономию) уровень безработицы доходит до 21%. Тем не менее еще в прошлом году убирали ягоду специально прибывшие почти 22 тыс. граждан из малообеспеченных стран ЕС и еще 26 тыс. — из стран, не входящих в Евросоюз (19 тыс. из них — марокканцы). В целом же потребности Испании в зарубежной рабсиле на полях лишь немного уступают итальянским.

«Мы не можем приставить каждому андалусийцу пистолет к затылку, чтобы заставить его работать в поле, — говорит советник правительства Андалусии по трудоустройству Росио Бланко. — Они предпочитают получать маленькое пособие, чем пытаться заработать больше на грядке».

Французские фермеры примерно около месяца назад тоже забили тревогу: по оценкам минсельхоза в аграрном секторе страны значились свободными около 200 тыс. рабочих мест. Глава аграрного ведомства Дидье Гийом выступил в эфире телеканала BFMTV с призывом «ко всем французам, оставшимся без работы из-за карантина» отправиться на село и закрыть вакансии. На днях Гийом сообщил, что трудиться в полях изъявило желание 280 тыс. жителей страны. Но где гарантия, что здесь не повторится «британский синдром» и горожане-французы не побегут с полей после первого же опыта общения с сельхозреальностью?

Источник: agrarii.com